солнце

Note cent-quarante et huitième, de la soupe

Тут сейчас папа готовил грибной суп-пюре и миксером на заключительной стадии превращал его, собственно, из супа в суп-пюре.
Перегибаюсь я, заглядываю в кастрюлю, говорю: "О, пап, смотри, может хватит? почти гомогенное состояние уже!"
Тут же сразу:
Первая мысль: как это препарат может быть "почти гомогенным"? или гомогенный, или нет.
Вторая мысль: надо бы поставить форез.
Третья мысль: Конев, ты больной извращенец, уйди с кухни, пока тебе еще что-нибудь не придумалось!
плетение

Note cent-quarante et septième, de mon frère cadet

Из неочевидного.

Зашел в комнату к младшему брату и увидел, как он вышивает крестиком. На мой закономерный вопрос, а где он научился, Тёмка ответил удивлением:
- Как, а ты что, не умеешь?
Искренняя радость отразилась на его лице: «Я умею что-то, что не умеет старший брат».
крест

Note Cent-Quarante et Sixième

Насколько же это гадко и отвратительно, когда родственникам звонит не лечащий врач, а безенчуки из похоронного бюро при больничном морге.
Мрази и шакалы.
церковь

Note Cent-Quarante et Cinquieme

Прошло уже больше полугода, а я до сих пор отчетливо вижу свою бабушку в половине встречаемых мною пожилых женщин. Раньше я думал, что такого не может быть, что это просто такой красивый речевой оборот, что это только людям с психологическим расстройством такое видится.
Пирожки, руки в боки, жареная картошка с грибами, улыбка, голос, смех, беленькая кофточка с рюшами, звонки по телефону каждый день, зонтик вместо палочки.
Мне тебя недостает, бабушка.
Все что осталось - это фотографии, твоя нетронутая комната с румынской стенкой и косметичка с запахом твоего крема для рук.
герб

Note Cent-Quarante et Quatrieme, des Ancêtres

В дедовых закромах отыскалась очередная Вещь.

Изображение0021

На этой фотокарточке, сделанной в 1908 году в Челябинске, семья отца моего деда по маминой линии. Справа - мой прапрадед Владимир Никулин, глава семейства. В центре - его жена, моя прапрабабушка Елена. Мой прадед - Сергей, старший сын, ему здесь 15 лет - впереди справа. Рядом с ним его сестра, позади между родителями - младший брат. Слева на фотографии прислуга с сыном. Прапрадед говорил, что живет благодаря зайцам, потому что работал кондуктором. Видимо, зайцев тогда было не меньше, чем сейчас, раз денег хватало и на прислугу, и на троих детей.
рапунцель

Note Cent-Quarante et Troisieme

В последнее время мне стали сниться какие-то до боли правдоподобные сны. В том смысле, что во сне я полностью ощущаю себя бодрствующим.
Где-то позавчера ночью, часа в 3, я пережил жуткий момент.

Я жду автобус на конечной остановке. Смеркается, из стоящего рядом леса поземкой струится белесый туман. Подкатывает пустой автобус. Как сейчас помню это был ЛиАЗ с круглыми фарами он был синего цвета с рекламой какого-то лекарства через весь корпус я вхожу в гостеприимно с чавканьем открывшуюся переднюю дверь поднимаюсь на три ступеньки останавливаюсь на площадке у турникета засовываю заранее подготовленный билет турникет приветливо мигает зеленой лампочкой я хочу пройти но понимаю что не могу думаю а почему же я не могу пройти ведь я так хочу пройти вон же я даже выбрал себе уютное одиночное кресло почти в самом конце салона и тут острая мысль пронзает голову у меня не ходят ноги то есть я их чувствую я на них стою твердо и уверенно может даже слишком твердо как будто меня приклеили к полу а сзади непонятно откуда взявшиеся бабки начинают недовольно перешептываться потом уже ропчут вполголоса и наконец поднимается гвалт что же я молодой бугай хулиганю не даю уставшим пожилым женщинам пройти в автобус а я стою и ничего не могу сказать и ничего не могу сделать чтобы это прекратить я только кручусь вокруг своей оси то вправо то влево пытаясь как-то сдвинутся думаю что ноги это самое дорогое что у меня есть что я без них не могу что я же ими хожу и я просыпаюсь.
церковь

Note Cent-Quarante et Deuxieme, des Secrets

***

Перед тем как лезть в душ я всегда снимаю часы. А у часов корпус металлический, и пока я плещусь, он успевает охладиться. А потом, чтобы застегнуть ремешок часов на запястье, надо этот холодющий циферблат прижать рукой к животу. И так это морозное прикосновение приятно бодрит!..

***

Каждый день избавляюсь от мелочи в кошельке. У меня на полке стоит четыре жестяных сундучка из-под конфет «Кёльнер». Они разных цветов: красный – для однорублевых монеток, золотистый – для монеток в 2 рубля, белый – для пятачков и еще один красный – для червонцев. А еще есть две керамические крыночки из-под йогуртов, в которых монетки по 50 и по 10 копеек. И знаешь, это так здорово поднимает настроение! Во-первых, само осознание, что вот полочка, на ней – сундучки, а в них – злато. Во-вторых, всегда приятно подложить туда по монетке. В-третьих, когда я их пересчитываю, я на седьмом небе. И в-последних, иногда я выгребаю оттуда эдак рублей 150 (да, скрежет на душе бывает от этого), и потом, например, обедаю на них. И все счастливы: и продавщица, у которой, как всегда, нет сдачи, и я, потому что у меня нет ощущения, что я трачу деньги, потому что монетки не вяжутся с крупной суммой, как бумажные деньги.

***

На днях я съездил в гипермаркет и накупил там себе зеленых и оранжевых папок и коробок. В папки я сложил все журналы, накопившиеся за 3-4 года, и все бумаги, которые я исписал, пока готовился к экзаменам. И рассортировал их: «Вокруг Света (2009)», «Geo (2010)», «III курс» (он самый толстый!), «Рисунки с практикумов». А в коробки я сложил тоже рассортированные причиндалы для велосипеда, всякие дополнительные штуки для электроники, инструкции и гарантийные талоны… И отдельная коробка – самая большая – для дребедени, которую выбрасывать жалко. Туда же я сложил открытки со своих дней рождений. И там семь или восемь бабушкиных открыток. Бабушкиных.

***

Я какой-то до жути старомодный. Недавно вот подумал, что, когда у меня будет своя библиотека (непременно с дубовыми шкафами, которыми уставлена вся комната), то целый шкаф я отведу для собраний сочинений всех философов. От древнегреческих до Умберто Эко. Не знаю, зачем. Я все равно к ним не притронусь. Но, возможно, мне будет приятно смотреть на солидные корешки.

***

Сегодня я припарковал машину не там, где обычно, а в соседнем дворе. Моя машинка никогда там не стояла, а теперь она там, прямо посередине двора, и вокруг нее – другие машины-старожилы. А вдруг они ее заклюют?
крест

Note Cent et Quarantième, du rien

Все ж таки интернет - зло.
Несмотря на то, что (в общем-то, положив руку на сердце) это были одни из самых замечательных выходных за последние много-много лет, конец воскресенья получился какой-то тупой.
Вместо того, чтобы почитать книжку (и дочитать ее уже наконец), я сижу как гоблин перед монитором, обновляю страничку, читаю новости на Рамблере, слушаю Алину Орлову и рисую на ДжиПиЭсисах карту своего сегодняшнего веломаршрута.
А теперь вот еще и в ЖЖ сижу и описываю весь свой тупняк.
Ладно, надо заканчивать писанину, а то вдруг вконтакте кто-нибудь написал?